Купавна: здесь готовят собак-проводников

Российская школа подготовки собак-проводников, которая находится в подмосковной Купавне,  является одним из уникальных и старейших учреждений общероссийской общественной организации инвалидов «Всероссийское Ордена Трудового красного знамени общество слепых». Школа существует с 1960 года. За период существования школы подготовлено более 4400 собак-проводников.

Школа – это целый комплекс зданий и сооружений. Здесь есть свой питомник, свой племенной фонд, собственный ветеринарный пункт. Школа обеспечивает полный цикл – разведение, воспитание, подготовка собак и передача инвалидам по зрению.

«Для того, чтобы получить такую собаку, инвалид по зрению по месту своего проживания обращается в бюро медико-социальной экспертизы, где ему разрабатывают индивидуальную программу реабилитации или абилитации, в которую вписывается собака-проводник как техническое средство реабилитации, — рассказал k-9.ru Андрей Ивашков, заместитель генерального директора российской школы по подготовке собак-проводников по социальным вопросам. — После этого инвалид по зрению обращается в уполномоченные органы — органы фонда социального страхования РФ, органы социальной защиты населения. Там с помощью своего уполномоченного лица заполняет необходимые документы. Одним из необходимых документов является анкета, в которой инвалид по зрению указывает данные, необходимые нам при подготовке собаки-проводника, так как собака готовится индивидуально для каждого инвалида, учитывая такие его данные, как рост, вес. Если инвалид рослый, то собака должна быть в холке высокой, чтобы ею было удобно управлять        После того как все необходимые документы заполнены, органы фонда социального страхования РФ, органы социальной защиты населения направляют в адрес школы пакет документов, необходимый нам для подготовки собаки. Мы на основании этих документов ставим инвалида по зрению на очередь. Как только подходящая собака готова, мы вызываем его в школу. Срок обучения инвалида здесь составляет до 14 дней, инвалиды по зрению проживают здесь стационарно, у нас на территории учреждения есть трехэтажная гостиница с номерами квартирного типа. Весь период обучения инвалид по зрению находится в школе с сопровождающим лицом. Они обеспечиваются трехразовым питанием. Все издержки по питанию и проживанию берет на себя школа».

В период обучения с каждым инвалидом по зрению занимается инструктор-методист. После обучения инвалидом по зрению сдается экзамен, после которого он получает собаку-проводника, комплект повседневного снаряжения для ее повседневного использования и комплект правоустанавливающих документов – паспорт на собаку-проводника установленного образца, утвержденного приказом министерства труда. В данном документе указаны данные, что собака прошла специальный курс обучения. Документ дает право провоза собак железнодорожным, авиа- и другими видами транспорта. Инвалиды по зрению обеспечиваются собакой-проводником бесплатно, ежегодно выплачивается компенсация на содержание и ветеринарное обслуживание собаки.

«Школе на ее уставную деятельность выделяется государственная субсидия. Коллектив школы – до ста человек. В России нет учреждений, которые готовят инструкторов-методистов по данному направлению, учеба происходит непосредственно здесь. Ученик закрепляется за опытным инструктором-методистом и обучается в школе, после чего остается работать, — говорит Андрей Ивашков. — В год школа готовит 60 собак-проводников, которые передаются инвалидам по зрению со всей территории страны. Мы стараемся удовлетворять все заявки, поступающие из уполномоченных органов. Нужно учитывать, что возникают разные ситуации. Кто-то не может по вызову приехать в школу по семейным обстоятельствам, по болезни, из-за выезда в санаторий, поэтому очередь у нас плавающая. Собака-проводник является единственным одушевленным средством технической реабилитации инвалидов. Это не трость, которую можно положить на полку, если она не нужна. К появлению в своей жизни живого существа нужно подходить взвешенно, собака требует ухода, заботы и ласки. Отдача будет такой же, какое к ней отношение».

АРМЕЙСКОЕ ПРОИСХОЖДЕНИЕ

Огромная территория со стоянкой для машин и учебными городками; двухэтажный административный корпус с аудиториями и столовой; трехэтажная гостиница с номерами квартирного типа; вольеры и выгулы учебной части, где содержат взрослых собак; ветеринарный пункт, вызывающий зависть врачей многих ветеринарных клиник; теплый ангар для занятий зимой… Питомник с теплыми полами, продуманной системой дезинфекции, родильными отделениями и собственной кухней… Впечатляют даже размеры вольеров.

У крупнейшего учреждения страны, которое готовит собак-помощников инвалидов, армейские корни. Первые опыты подготовки поводырей, как их называют за рубежом, или проводников, как принято говорить в России, проводились в июне 1945 года в Центральной школе военного собаководства, расположенной в Тушино. Первые методики нового для отечественной кинологии вида дрессировки разрабатывал знаменитый кинолог гвардии подполковник Александр Мазовер. Первые в СССР десять собак-проводников были переданы ветеранам, потерявшим зрение на полях сражений.

Эксперименты по подготовке помощников инвалидов продолжались еще три года, но вскоре стало ясно: одно дело – искать мины, охранять секретные объекты и ловить диверсантов, другое – помогать людям, потерявшим зрение. Разница во всем: в характере собак, в методиках, в организации учебного процесса. И дрессировку проводников временно свернули, школа все-таки военная. Но даже те немногие собаки, которых успели подготовить, вызвали огромный ажиотаж в разрушенной войной стране. Поток писем с просьбами возобновить подготовку сделал свое дело. В 1960 году военных кинологов перевели из Тушино, разделив на две организации. Недалеко от Дмитрова начал работу питомник «Красная Звезда», где в последствии были выведены русский черный терьер и московская сторожевая, а в Купавну переехали кинологи самой благородной и мирной специализации.

КОШКИ РАБОТАЮТ КОШКАМИ

– Основная задача собаки-проводника – вести незрячего в правильном направлении и остановкой оповещать о препятствиях. Если что-то можно обойти, она обходит, перед узким или непреодолимым препятствием собака останавливается, – рассказывает заместитель директора школы по собаководству Наталья Сережкина.

Дрессируют животных инструкторы учебной части, подразделения школы, которое возглавляет Наталья. По программе начинают заниматься с собаками, которым уже исполнилось 8-10 месяцев. Но если щенков просто выращивать в вольерах, выпуская повеселиться на огороженные выгулы, к дрессировке они будут непригодны. Важно провести социализацию, или воспитание, как говорят в школе: нужно показать животному город, покатать его в метро, автобусе и электричке, поводить по магазинам, рынкам, городским улицам и площадям. Инструкторы-воспитатели для этого вывозят животных в соседний Железнодорожный и в Москву.

– Когда собака попадает из питомника, еще не решено, пригодна она или нет, – поясняет Наталья. – Начиная с ней работу, инструктор проверяет ее пригодность. Для щенков из питомника на это уходит до двух месяцев, для собак постарше – до двух недель. Инструктор смотрит на все: как собака ведет себя в городе, как она реагирует на автомобили, на автобусы, на людей, на высокие лестницы и мосты, как она ведет себя в транспорте, нет ли у нее ярко выраженных охотничьих инстинктов, не реагирует ли она на птиц, кошек и других животных.

К слову о кошках. На территории школы эти животные везде: в питомнике, в административном корпусе, в гостинице, на учебных городках и возле вольеров. Кошки не просто здесь живут, они стоят на довольствии и принимают участие в плановых занятиях. Их работа – ходить перед самым носом у собак, приучая тех не обращать на них внимание. «Кошки у нас работают кошками», – шутят сотрудники школы. Со своей работой эти животные отлично справляются: мы видели, как во время обеденного перерыва инвалид оставил собаку в вестибюле и ушел в столовую, немецкая овчарка скучала, но кошки в паре шагов от нее не вызывали у собаки никакого интереса.

ВПЕРЕД. ДОМОЙ

Подготовка собаки-проводника состоит из общего и специального курсов. Умение по команде лежать, сидеть и стоять, подзыв, выдержки входят в общий курс дрессировки. Но не стоит думать, что «элементарные» команды, как называют их в школе, не требуют внимания и тщательной работы.

– Собака должна слушаться инвалида. Хотя бы чтобы лапки ей протереть после прогулки, она должна спокойно стоять. Чтобы инвалид мог заниматься своими делами в киоске или в магазине, собака должна сидеть или лежать, – говорит Наталья Сережкина, поясняя, что безупречно послушным животное обязано быть в любой сложной обстановке.

Основа специального курса – это работа на маршрутах. «Вперед. Домой», «Вперед. Магазин», «Вперед. Работа» — так звучат команды, после которой собака должна провести своего подопечного, не перепутав место назначения. Маршруты стандартны, их инвалид придумывает по своим потребностям, разучивает с собакой и постоянно тренирует. Собака не просто ведет человека по привычному пути, она должна обвести его вокруг одних препятствий и остановить перед другими. Даже если эти препятствия животному не мешают, как ветви деревьев, которые человек может зацепить головой. Но если есть послушание и социализация, со специальной дрессировкой проблем уже не возникает.

Аппортировка у собаки-проводника особенная. Поднимать и давать в руки человеку необходимо не что угодно, а белую трость – основной инструмент слепого, помогающий ориентироваться на местности. Как только человек роняет ее, собака без команды поднимает этот предмет и вкладывает ему в руку. Грызть и подбрасывать в пасти трость нельзя, это работа, а не игра. Тростью слепой «обстукивает» ориентиры и препятствия, проверяет, нет ли на пути ям и коварных бордюров. Или поребриков, как в случае Михаила.

СОБАКА, А НЕ НАВИГАТОР

В отличие от военных и полицейских школ служебного собаководства, в Купавне нет общего учебного периода. Собаку принимают в учебную часть в любое время и тренируют до тех пор, пока она не начнет делать свою работу. Каждое животное сдает три экзамена: общий курс (послушание), маршрут на территории школы, маршрут в городе. Оба маршрута животное проходит с инструктором, который надевает светонепроницаемую маску.

Инвалиды с сопровождающими небольшими группами приезжают каждый месяц. Две недели гости живут в гостинице, посещают лекции и занимаются с инструктором-методистом. Работы много: за короткое время нужно установить взаимопонимание с собакой, научиться управлять животным на маршруте, усвоить основы правильного ухода за четвероногим помощником.

Сдать экзамен удается не всем. В этом году уже двоим инвалидам, прошедшим двухнедельный курс обучения, не удалось получить собаку. В одном случае мужчина не смог установить контакт с животным, они так и не стали друзьями. В другом женщина оказалась полностью неспособной к ориентированию, единственным выходом для нее выйти из дома и не потеряться остается помощь зрячего человека.

– Есть проблема: некоторые люди, приезжающие за собакой, думают, что это какой-то навигатор: нажал кнопочку, оно завелось и пошло. Нет, работу собаки нужно четко контролировать, нужно представлять, правильно она тебя ведет или нет. В одну сторону начинается один маршрут, в другую – другой. Человек, дав команду, должен понимать, по тому ли маршруту ведет его собака. Если она пытается увести его в другую сторону, нужно запретить ей это делать, – рассказала Наталья Сережкина, пояснив, что даже самая умная собака может ошибаться.

СОБСТВЕННЫЙ ПИТОМНИК

Основа успеха всей системы подготовки – врожденные качества собак. Если животное подходит для дрессировки, то воспитатели и инструкторы учебной части способны сотворить настоящее чудо, превратив животное в умелого, надежного проводника. Если же с врожденными качествами не сложилось, никакие методические чудеса и мастерство кинологов не помогут: животное будет гоняться за голубями, бояться машин и в погоне за приключениями забывать о хозяине. Или начнет проявлять агрессию. Некоторые собаки не попадают к инвалидам, они пополняют племенное поголовье. Содержатся племенные животные на территории питомника. Все они рабочие собаки, которые прошли подготовку и успешно сдали экзамены. Уже два года школа не закупает щенков и взрослых собак у населения, полностью обеспечивая свои потребности за счет разведения.

–  Собака-поводырь должна быть спокойной, уравновешенной, но у меня щенки. Совсем флегматичными они не должны быть, если молодая собака очень спокойна, наверное, больна. Все должно быть в меру: проводник не должен бояться людей, других собак, не должен ни на кого бросаться. Только спокойные, сбалансированные реакции, – рассказывает Ольга Баладина, руководитель питомника.

Великолепный, просторный павильон на 30 «номеров» состоит из вольеров двойного типа. Если собака хочет, она заходит в зимнее помещение, расположенное в теплом, сухом, освещенном ангаре. При желании животное выходит на собственный открытый участок. Но и в таких условиях собак стараются не держать долго, их выводят на большие огороженные выгулы, где можно побегать, поиграть и подышать свежим воздухом.

Ольга ведет нас в родильное отделение, самою закрытую для посторонних часть питомника. Бахиллы, халаты, дезинфекция рук специальным раствором – и мы оказываемся в помещениях с теплыми полами. Назвать их боксами язык не поворачивается, настолько здесь просторно, а чистота напоминает баню после генеральной уборки. Каждый помет (в собаководстве так называют родившихся в один день братьев и сестер) полностью изолирован от других собачьих «семей», так что у инфекций и паразитов просто нет шансов заразить все поголовье.

Недавно родившая собака добродушно радуется незнакомым людям, нисколько не беспокоясь о безопасности своих щенков. Агрессия, инстинкт защиты своего потомства у этих животных полностью «выключен», собаки-проводники – не те звери, которых стоит бояться.

В ТРОЙКЕ ЛИДЕРОВ

Ветеринарный пункт, а именно так официально называется еще одно подразделение школы, по своему оснащению больше похож на полноценную клинику. Кроме стандартных процедур – осмотров, прививок и обработки от паразитов, ветеринары школы могут проводить сложные операции, в том числе малоинвазивные. Главный врач ветеринарной службы Сергей Семенистый заявляет, что школа входит в тройку лучших в стране по эндоскопической, абдоминальной и по гистероскопической хирургии собак, а также по вопросам искусственного осеменения.

– При искусственном осеменении мы получаем желаемое потомство, оно неидеально. А мы хотим получать ценные эмбрионы от идеальных производителей и подсаживать их любым самкам. Выдающихся собак единицы, цель – не просто искусственное осеменение, а хранение и пересадка эмбрионов, – рассказал о планах на будущее Сергей Семенистый.

В лаборатории нам показали баки с жидким азотом, в одном из которых хранится семенной материал. Открыв емкость, доктор вынул образцы, осмотрел их и вернул на место. А затем долил дымящуюся жидкость до нужного уровня.

Сергей Семенистый работает в школе с 2006 года. Через его руки прошло 720 собак, успешно переданных инвалидам. Учет животных он ведет в толстых тетрадях: врач может сказать, в каком регионе России какие именно животные работают проводниками.