Завершился Айдитарод 2013

На севере Аляски, в городе Номе, финишировал Айдитарод (Iditarod) – знаменитая гонка на собачьих упряжках. Для многих из тех, кто занимается ездовым спортом, дойти до финиша в этих состязаниях – мечта всей жизни и вершина спортивной карьеры, поэтому ее называют Последней великой гонкой на Земле. В этом году в элитный клуб преодолевших трассу вошел и российский машер, как называют в этом виде спорта погонщиков.

Гонка 2013 года

Первым на финише в этом году оказался Митч Сиви, 53-летний спортсмен из городка Сиверд на Аляске. Время победителя – 9 дней, 7 часов, 39 минут и 56 секунд. Это вторая победа Митча, он уже выигрывал Айдитарод в 2004 году. Случайно выиграть эту гонку невозможно, и пример семьи Сиви, которая 50 лет занимается гонками на собачьих упряжках, это доказывает. Дед Далласа Дэн занял третье место в самой первой гонке 1973 года. А в 2012 г. победителем стал 25-летний Даллас, сын Митча.

Второй в этом году стала 43-летняя Али Жирке. Это фантастический результат, но у Жирке есть повод для досады: в 2012 г. она также была второй. Третьим на финиш прибыл 57-летний Джеф Кинг, знаменитый четырехкратный чемпион Айдитарода.

Михаил Тельпин, 59-летний российский машер из маленького чукотского поселка Янракыннота, прибыл на финиш 50-м, преодолев трассу за 12 дней, 19 часов, 27 минут и 39 секунд. Интересно, что от родного поселка российского спортсмена до Нома, в котором традиционно заканчивается Айдитарод, чуть больше 300 километров. Всего в этом году до финиша добрались 54 машера, 12 упряжек прекратили гонку.

Михаил, профессиональный охотник на морского зверя, занялся ездовым спортом достаточно поздно, в 1994 году. Но он стал вторым российским гонщиком, финишировавшим на Айдатароде. В 2000 г. это попробовал сделать путешественник Федор Конюхов, который прибыл тогда на финиш последним.

Современный Айдитарод

Гонка стартует в столице Аляски ежегодно в первую субботу марта. В каждой команде – один машер и 16 собак. Маршрут гонки ежегодно меняется, так трасса охватывает больше поселков на пути к финишу. По четным годам гонка проходит через 25 контрольных пунктов по северному маршруту, протяженность которого 975 миль (1579 километров). Каждый нечетный год команды преодолевают 998 миль (1606 км) по южному маршруту.
Только некоторые из контрольных пунктов – достаточно крупные города, такие как Анкоридж и Ном. А, например, в Сквентне, Нулато или Такотне насчитывается всего несколько десятков жителей. Но есть и контрольный пункт Виллов, в котором живет восемь человек (семья Дэна и Джейн Габрижак), контрольные пункты Рейни Пасс и Фингер Лейк, в которых среди снежной пустыни живут семьи из двух человек. На трассе есть и необитаемые населенные пункты, такие как покинутый город-призрак Айдитарод, или Хижина старой женщины, – дом, в котором никто не живет.

Для всех местных жителей Айдитарод – главное событие года. Почти сотня гонщиков, тысяча собак, прокладчики трассы на снегоходах, доставщики корма и сена, ветеринары, спасатели, журналисты, туристы – гонка касается почти всех местных жителей. Благодаря спонсорам победитель Айдитарода получает пикап и $50 тысяч. Но также все, кто добрался до финиша, получают денежные призы пропорционально занятому месту. Призовые платят и на отдельных контрольных пунктах. У многих машеров есть персональные спонсоры. На трассе постоянно работают пилоты местной авиакомпании, готовые доставить собак или машеров, снявшихся с гонки, в Анкоридж для оказания помощи.

Волонтеры на снегоходах доставляют грузы, расчищают трассу от веток, которые могут поранить животных. В контрольных пунктах ездовых обязательно осматривают ветеринары, проверяя состояние их здоровья и сканируя микрочипы, вживленные под кожу. В случае необходимости собак доставляют самолетом в местную женскую тюрьму, у которой контракт с организаторами гонки на ветеринарное обслуживание животных. Заключенные-добровольцы, участвующие в программе, ухаживают за животными, снятыми с гонки из-за проблем со здоровьем. После окончания Айдитарода собаки возвращаются к владельцу.
Все чаще гонку сопровождают протесты зоозащитников, которые считают ездовой спорт издевательством над животными. Например, собаки нередко теряют сознание на трассе из-за высоких нагрузок. Правда, заводчики считают, что ездовые собаки выведены для длительного бега, “рабочие” животные живут дольше и чувствуют себя лучше, чем “диванные”. Опытный машер способен заранее увидеть, когда та или иная собака начинает сдавать, и вовремя снять ее с гонки.

Огромное влияние на результат оказывает погода. Тяжелее всего работать собакам не в холод и метель, а при оттепели. Оптимальной температурой считается -15°С. Если температура на трассе повышается, снег становится рыхлым, сани движутся труднее, собачьи лапы начинают проваливаться. Организаторы Айдитарода отмечают, что в последние годы погода становится все хуже и хуже: нередко идет дождь, на некоторых участках трассы снега почти нет.

Уже несколько лет настоящая гонка начинается после рестарта в Виллове, третьем по счету контрольном пункте. Старт в Анкоридже, скорее, парад для зрителей, на котором даже разрешено использовать неполную команду в 12 собак. После старта команды преодолевают 11 миль до второго контрольного пункта, чартерной взлетно-посадочной полосы, откуда местная авиация перевозит участников в Виллов. Пойти на такие изменения в регламенте пришлось из-за того, что река Матануска в начале марта уже свободна ото льда и непроходима для собачьих упряжек.

Тактика и рекорды

Большинство машеров – профессионалы, которые занимаются разведением ездовых собак, их подготовкой и участием в гонках. На старте в каждой команде 16 собак, но добраться до Нома с полной командой никому не удается. Некоторые животные травмируют лапы, другие устают и отказываются бежать. В каждом контрольном пункте машер может оставить собаку и продолжить путь с поредевшей командой.

Тактику каждый машер выбирает сам. По словам Мартина Бузера, обладателя рекорда Айдитарода, лучший график – это 49% бега и 51% отдыха. Именно так был установлен рекорд на северном маршруте в 2002 г., когда Мартин добрался до Нома за 8 дней, 22 часа, 46 минут и 2 секунды. Бузер – швейцарец, но, как и большинство иностранных участников Айдитарода, он переехал на Аляску, чтобы жить здесь, разводить собак и заниматься гонками. Семья Бузеров настолько увлечена ездовым спортом, что сын Мартина назван Роном в честь одного из контрольных пунктов Айдитарода.

В ездовом спорте участвуют собаки пород аляскинский маламут и сибирская хаски. Маламуты выведены одним из эскимосских племен, которое так и называется – малемьют. Впрочем, многие современные заводчики экспериментируют с метисами разных пород для достижения лучшего результата. Например, Мартин Бузер использует метисов маламутов, хаски и лабрадоров.

Бузер считает, что главное для хорошего результата не сила, а выносливость. Большую часть времени собака бежит свободно, а ездовые сани при этом идут накатом. Так что основное качество ездовых животных – умение преодолевать по 150 -200 км в сутки, день за днем. Именно поэтому хорошие ездовые собаки не выглядят мощными.

Величайшим машером в истории Айдитарода остается Рик Свенсон. Этот человек не только пять раз выигрывал знаменитую гонку, но и смог сделать это в трех разных десятилетиях: в 1970-е, 1980-е и 1990-е. Четырехкратными победителями стали пять человек, трое из которых – Джеф Кинг, Ланс Маккей и Мартин Бузер – участвуют в гонке до сих пор.

Подвиг собак Аляски

Местные жители считают, что такой, какова она сейчас, Аляску сделали ездовые собаки. В 1898 г. на земле, которую недавно приобрели у России, вспыхнула золотая лихорадка. Тысячи приехавших за удачей старателей строили палаточные поселки, которые потом превращались в города. Поселенцы быстро обнаружили, что в этом суровом краю собачьи упряжки, которые издавна использовали местные жители, являются единственным видом транспорта, на котором здесь можно передвигаться большую часть года. Между городками старателей протянулись зимние дороги – тропы для упряжек. На основных маршрутах появились станции, в которых погонщики и собаки могли отдохнуть и передать груз дальше. Система собачьего транспорта позволяла перевозить продукты, почту, доставлять врачей, учителей, священников и судей.

Транспортная авиация, которая появилась на Аляске в 20-х гг. XX в., не способна была работать в плохую погоду: даже для современных самолетов небо часто остается закрытым из-за метелей. В 1925 г. в Номе вспыхнула эпидемия дифтерии. В сильную метель лекарство повезли на собаках. Каждая станция выставила лучшую упряжку, собаки и погонщики работали изо всех сил на своих участках маршрута. Груз был доставлен менее чем за пять дней.

На последнем участке трассы снежная метель стала такой интенсивной, что не видно было вытянутой руки, и успех мероприятия зависел лишь от кобеля по кличке Балто, который вел упряжку. И пес справился. Эпидемию удалось остановить, дети были спасены. Это событие сделало собак и погонщиков национальными героями Америки, по всей стране ездовым животным ставили памятники, о них снимали фильмы и писали книги. В память о роли ездовых собак в истории Аляски и проводятся эти соревнования.

Одна из традиций Айдитарода – “лампа вдовы”, фонарь, который висит на воротах контрольного пункта до тех пор, пока с трассы не вернется последняя упряжка. Пока хотя бы один участник находится на трассе, гонка продолжается, организаторы готовы оказать помощь и выслать спасателей. Сейчас позиция каждой команды контролируется с помощью спутниковой навигации, у каждого спортсмена есть радиомаячок и средства связи, а на помощь готовы прийти волонтеры и спасатели.

Добавить комментарий